Ваши Гуччи в нашей куче

В социуме отношение ко многим вещам часто может изменяться. Вот и отношение к «вещам из вторых рук» поменялось за десятки лет. Ещё 1990-е годы покупка вещей из магазинов секонд-хенд оправдывалась бедностью покупателей, нестабильным материальным положением и дефицитом на рынке. Много людей до сих пор с брезгливостью вспоминают «гуманитарку» — сваленную в кучи одежду, помятую, с неприятным запахом. Такие вещи ассоциировались с грязью, а их некоторые покупатели ассоциировались с тем же словом . Но уже через десять лет, в современном обществе, мотивы походов в «Евростоки» становятся совсем другими. Да и сами секонд-хенды пришли к нам уже в цивилизованном виде — аккуратные магазинчики с вывешенными на плечиках вещами по цвету/сезону.

Что бы узнать причины такой популярности секонд-хендов, давайте вернемся ещё дальше. Во времена СССР вещи из Запада ценились уже из-за того, что принадлежали к «внешнему миру», они считались настоящей «добычей», как и вся заграничная культура: художественные фильмы, музыка, комиксы. Таким образом, идеализация Западной культуры идёт на руку магазинам секонд-хенд, которые акцентируют внимание на европейском происхождении своей продукции, называя себя «Евростоками», «Евробрендами».

Возможно, вы знаете, что существуют «стоки» и просто вещи секонд-хенд. Конечно, это разные понятия, но это не мешает объединять их в одном помещении. Зайдя в такой магазин, можно увидеть аккуратно вывешенные вещи, которые распределены по типам, также полки с разнообразной обувью, можно найти и кучи хаотично разбросанных вещей. И тут начинается самое интересное: глаза разбегаются, руки быстро копошатся в поиске чего-то уникального, а мозг анализирует: подходит − не подходит. Получается, что покупатель входит в азарт, он стремиться найти что-то «единственное и неповторимое». Работает эффект неожиданной находки. Азарт, авантюризм – всё это неотъемлемые части шопинга в секонд-хендах. И вот уже поход в такой магазин становиться каким-то развлечением и удовольствием. В отличие от обычных магазинов, где вещи визуально представлены эстетически и существует некая логика расположения товаров, в секонд-хендах, такой комфорт отсутствует. В этом-то и вся прелесть этих магазинов. Такая «нецивилизованная» обстановка создает особое настроение секонд-хенда, которое заманивает покупателей, а не только дешевизна товара.

Увлечённый поиском покупатель, не замечая вокруг ничего и никого, может наткнуться на подобного ему «модника-сковородника». Смотрим: на голове кепка «Ralph Lauren», свитшот от Gucci, а на ногах красуются Nike. Становится интересно, что такой модник делает в секонд-хенде? Очевидно, что он покупает одежду, но почему здесь? Ответ тоже очевиден: в секонд-хендах можно найти брендовые вещи, хорошего качества, а главное – недорого. Соотношение «известный бренд» — «низкая цена» − один из основных мотивов, которыми руководствуются покупатели секонд-хендов. Вот и получается, что покупатели не платят реальную цену за бренд, но в тоже время пользуются символическим значением этих вещей поддержания своего социального статуса. Такая практика популярна в постсоветских странах, тогда как в Европе наоборот, потребление товаров секонд-хенд может выражать протест против чрезмерного потребления или даже носить характер экологически сознательного потребления.

Заценив кроссовки модника, наш покупатель загорается желанием иметь такие же, но только немного другие. Что бы не такие как у всех. Тут появляется главная причина посещения секонд-хендов – стремление к индивидуальности. Именно молодёжь становиться частым покупателем западной одежды и стремится выразить себя не только через свои увлечения, но и через внешний вид, в том числе одежду. Тут вещи не только материальны, они становятся результатом выбора, который сообщает информацию о внутреннем мире человека и его индивидуальности. Так как массовый рынок одежды однообразен, людям приходится искать индивидуальность в других местах, таких как секонд-хенд, − часто в таких магазинах одежда представлена в единственном экземпляре.

В силу того, что секонд-хенды направлены на индивидуальность, они становятся популярными среди субкультур или любителей винтажа. Тут в игру вступают блошиные рынки. Углублённо изучали такое «блошиное» явление исследователи Ольга Бредникова и Зоя Кутафьева. Они отмечают, что на таком рынке происходит «круговорот старых вещей», и этот круговорот делает старую вещь ещё лучше. Ведь превращаясь в товар, старинные вещи обретают цену, а вместе с тем и биографию, которая входит в цену. Именно биография и история вещицы становятся основной причиной использования уже использованной вещи.

Наталия Усенко

Print Friendly, PDF & Email